История загрязнения

Так были пролиты ПХД на бывшей электроподстанции возле Экибастуза

Во время кризиса, который последовал вслед за развалом Советского Союза, многие конденсаторы на бывшей электроподстанции возле Экибастуза были нелегально демонтированы, разгерметизированы и разрушены. Как следствие, жидкие полихлордифенилы (ПХД — один из стойких органических загрязнителей (СОЗ))оказались пролиты на землю. Так население извлекало из конденсаторов цветной металл – медные стержни.

В 2001 году в городе создали чрезвычайную комиссию, которая должна была решить, как нейтрализовать возникшую опасность для населения и окружающей среды. Ведь рядом с подстанцией расположены дачи экибастузцев, а также протекает канал Иртыш-Караганда. А это значит , что эти опасные химические вещества могут проникнуть в продукты питания, повлияв на урожай, скот, рыбу.

В отчете неправительственной организации Greenwomen » Загрязнение Восточно — Казахстанской области и других регионов Республики Казахстан полихлорированными бифенилами: мониторинг территории и инвентаризация источников ПХБ — пути решения проблемы » отражено, что в 2002 году на подстанции были проведены ликвидационные работы. Конденсаторы были демонтированы и загерметизированы монтажной пеной. 50 тонн грунта с пролитыми на него полихлордифенилами сняли и упаковали в мешки. Потом все это вывезли на Семипалатинский ядерный полигон, где и поместили в подземном сооружении на площадке Опытное поле. 14 865 конденсаторов уложили на плиты перекрытия в 7-8 слоев, установив их на деревянные прокладки, обработанные антисептической и огнезащитной пропиткой. Пустоты заполнили мешками с загрязненной почвой с Экибастузской подстанции. Захоронение оградили проволокой и установили таблички с соответствующими надписями. Тогда эту операцию назвали захоронением, но в 2009 г. захоронение отходов, загрязненных СОЗ, было запрещено согласно требований Экологического Кодекса и Стокгольмской Конвенции о СОЗ.

Однако не весь загрязненный грунт на территории бывшей подстанции был снят. Частично ПХД остались под бетонными опорами, на которых изначально были установлены конденсаторы. Концентрация полихлордифенилов здесь, согласно того же отчета Greenwomen доходит до 26 200 мг/кг.

Согласно данных исследований Финской консалтинговой группы (FCG) от 2010 года, на участке расположены четыре очага загрязнения. Два из них — в местах демонтированных опор для конденсаторов с ПХД (общая территория — 127 кв. км). Третий очаг загрязнения находится в 200 м от подстанции и занимает 45 кв. км. На этом участке нет никаких промышленных строений, равно как и следов промышленной деятельности. Как сюда попали ПХД неизвестно. Еще одна загрязненная зона площадью 90 кв. км также располагается вне подстанции и принадлежит действующему металлургическому предприятию «АИК», здесь расположены производственные и административные здания предприятия, склад угля.

Повторную проверку этой же территории проводила частная исследовательская канадская фирма, она выиграла тендр Всемирного банка, финансировавшего оба исследования. Результаты оказались иными — обнаружились лишь два участка, где уровень содержания ПХД оказался выше нормы. Были отобраны две пробы на местах, где раньше находились опоры для конденсаторов и где происходил разлив масла, содержащего ПХД. В пробе из подземных вод было небольшое превышение казахстанского стандарта для ПХД (в РК он равен 1 мкг/л — 1,1 мкг/л). Во второй пробе ПХД не обнаружили вовсе. Результаты не подтвердили сильного загрязнения.

- Именно поэтому мы туда и направились, считаем, что данные исследования были сделаны некачественно, — комментирует директор Карагандинского ЭкоМузея Дмитрий Калмыков. — Я считаю их результаты недостоверными. Наша летняя экспедиция в 2013 году, может быть, прояснит картину, но, к сожалению, не даст однозначной оценки. У нас нет описания методики, по которой строил работу FCG. Мы можем судить лишь по тому, что не были приложены никакие карты и нет данных о том, что было отобрано много проб. Просто были взяты какие-то две-три точки и сделаны некие выводы. Второе исследование вообще проводилось зимой из-под снега. В экологии это считается дурным тоном. Невозможно найти ничего реально загрязненного, если ты берешь пробы «вслепую» из-под снега. Потому что даже если расположить точки регулярно, чтобы не пропустить «грязь», то можно просто попасть, например, в кучу строительного мусора. ЭкоМузею также предлагали участвовать в тендере на те исследования, но, поскольку речь шла о проведении работ в феврале, мы сразу отказались, сказали, что это бессмысленно, деньги будут выброшены на ветер, и результат исследований получится сомнительным.

К сожалению, полихлордифенилы имеют способность потихоньку «расползаться» и загрязнять почву. Особенно это свойство ПХД опасно для тех территорий, где рядом есть дачи и огороды, где пасется скот, есть подземные воды и водоемы. ПХД накапливается в жирах, в молоке, а затем передается по пищевой цепочке. В окрестностях Экибастуза, например, дачный массив расположен всего в ста метрах от опасной площадки, здесь пасется скот, дачники на обочинах дорог косят траву, занимаются заготовкой сена. Для них и местных органов управления после проведения лабораторных анализов отобранных летом 2013 года проб грунта сотрудники Проекта «Расширение прав и возможностей гражданского общества в РК для улучшения химической безопасности» подготовят Концепцию по очистке данной территории и обеспечению безопасности населения.

Комментарии
+ Добавить комментарий
Комментарии
+ Добавить комментарий
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*
Ваше имя*

Ваш E-mail*

Место расположения отходов*

Описание отходов*

Описание ненадлежашего обращения с отходами*

Владелец отходов*

Прикрепить фотографии:






Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*